vchilka.in.ua 1 2 ... 11 12

Библіографі^.


Очерки из» исторіи колонизации и быта степной окраины москов- скаю государства, т. I. Исторія колонизаціи. Изслѣдоваиіе Д. И Баіалѣя. Москва. 1887 г.:).

Названное сочиненіе проф. Багалѣя обратило на себя общее вниыаніе благодаря важности предмета пзслѣдованія и интвреснымъ выводамъ автора. Лучшимъ доказательствомъ этого общаго вниманія къ труду г. Багалѣя служитъ большое количество рецензій, появив­шихся въ разныхъ періодическихъ изданіяхъ, и удостоеніе сочиненія уваровской преміи отъ академіи наукъ. Наиболѣе серьезными возра- женіями мы считаемъ лишь тѣ, въ которыхъ автору дѣлаютъ ука­зание на игнорированіе ішъ книгъ разрядныхъ, ипсцовыхъ и дрѵг.; остальныя замѣчанія рецензентовъ, касающіяся лишь разработки авторомъ нѣкоторыхъ сторонъ вопроса о колонизаціи, мы находимъ ігенѣе важными и дуыаемъ, что авторъ въ своемъ отвѣтѣ крити- камъ 2) обстоятельно разъяснилъ мотивы своихъ выводовъ и пріемовъ разработки вопроса.

Трудъ Д. И. Вагалѣя состоіітъ изъ предисловія и пяти главъ; къ нему приложены въ концѣ личный и геограФическій указатели и карта степной окраины русскаго государства во 2-Гі четверти XVIII столѣтія. Карта эта особенно цѣнна: на ней указаны не только слу- жпвшія укрѣітленіями <черты> и «линін», но даже и татарскіе шляхи, подробно описываемые авторомъ въ 1-й главѣ; для составленія этой карты г. Багалѣй пользовался между прочпмъ коіііей съ совреиен- наго оригинала (1735 года) «Украинской линіп>.


Въ «иредисловіп» къ своему изслѣдованію авторъ обходіттъ опредѣленіе значенія вопроса о колонизаціи въ прошлой русской жизни, ссылаясь на труды Соловьева, Бестужева-Рюмина и Ешевскаго. лишь въ немногахъ словахъ указываете его настоящее состояніе и не намѣчаетъ того, какое нанравленіе рѣшенію другихъ историче скихъ воиросовъ, связанныхъ съ вопросомъ о колонизаціи, дается рѣшеніемъ этого вопроса. Наноминаніе объ этомъ было бы весьма кстати и еще болѣе возвысило бы въ глазахъ читателей и самую тему автора, и значеніе изслѣдованія. Вмѣсто того, авторъ ограничивается перечисленіемъ выдающихся сочиненій по исторіи колонизаціи харьковской губерніп, съ особеннымъ вниманіемъ оста­навливаясь на трудѣ иреосвящ. Филарета, памяти котораго онъ посвя- щаетъ 5-ю главу.

Первая глава посвящена историко-топографическому очерку стен­ной мѣстности, на которой расположена нынѣшняя харьковская губер- нія и сосѣднія части курской и воронежской и которая составляла нѣкогда незаселенную окраину московскаго государства. Авторъ по­дробно описываетъ характеръ мѣстности: устройство ея поверхности, оропіеніе, климатъ, растенія, жмвотныхъ, минеральное богатство и пути сообщенія; особенно важны нослѣдніе, до сихъ поръ мало извѣст- ные; въ заключеніе г. Багалѣй бросаетъ взглядъ и на степи ново- россійскаго края, такъ какъ благодаря ихъ существованію и харак­теру на югѣ долго удерживались татары кочевники, столкновенія съ которыми вліяли на заселеніе южной Руси.


Разсмотрѣвъ во 2-й главѣ составъ поселенцевъ въ степной окраинѣ, авторъ приходитъ къ заключенію, что великорусская коло- низація была исключительно государственной; всякаго рода вольница: 'сходцы*, крестьяне, бѣглые люди и проч. не допускались къ посе- ленію на югѣ. По мнѣнію автора, приходъ въ степи вольныхъ людей былъ возможенъ лишь въ смутное время, когда власть правительства была зцѣсь весьма слаба.

Для южно-русской исторіи особенно интересны иредставляемыя авторомъ данныя относительно ѵчастія малороссовъ въ колонизаціи степной окраины москов. государства, изложенныя въ 3-й главѣ. Г. Багалѣй старается прежде всего обрисовать состояніе края на иравомъ берегу Диѣпра, чтобы понять и особенности въ организа- ЦІи общественнаго строя переселенцевъ, и причины, побуждавшія пхъ къ переходу на новыя мѣста; между прочимъ, онъ отмѣчаетъ, что фактическими колонизаторами южныхъ степей на иравомъ берегу


были бояре, мѣщане и козаки, но что, но мѣрѣ заселенія ими края, большія пространства его отдавались шляхтѣ; возникавшее изъ за этого неудовольствіе побуждало обиженныхъ бѣжать на лѣвый берегъ Днѣнра въ предѣлы московскаго государства. Упомянувъ о иерехо- дахъ нѣкоторыхъ крунныѵь землевладѣльцевъ - князей Бѣльскпхь, Воротынскихъ, Одоевскихъ на службу въ Москву, авторъ подробно разсказываетъ объ отношеніяхъ князя Дмитрія Вішневецкаго съ его козаками къ царю Ивану Васильевичу Грозному, о переселеніи черка- шенина Миіайлы, Гавріила Слѣпецкаго, Семена Высоцкаго и князя , Богдана Ружпнскаго, далѣе указываетъ на увеличившееся количество , переходяіцихъ малороссовъ въ послѣдующія царствованія. Смутная эпоха пріостановнла это движеніе, потону что многочисленныя воровскія шайки грабили іі разоряли переселенцевъ. Въ началѣ XVII в. поло- женіе козачества въ польской иоловинѣ Украины становится тяжелѣе и снова начинается переселепіе ихъ и крестьянъ на лѣвый берегъ Днѣпра; вслѣдъ затѣмъ крестьяне и козаки большими толпаіш идутъ на Донъ къ тамошнимъ козакамъ и, вмѣстѣ съ ними, совершаютъ походы на Крымъ. Переселенцы эти оставались жить въ прежде осно- ианныхъ украинныхъ городахъ, иногда значительно отдаленныхъ отъ рубежа, а въ 1638 году имъ было уже указано мѣсто въ степи на Чугуевомъ городищѣ; тогда же явился въ Бѣлгородъ на государево имя гетманъ Яцко Остренинъ, нослѣ неудачной войны съ поляками. Козаки недолго иросидѣли въ Чугуевѣ: изъ грамоты царя Михаила Ѳеодоровича отъ 1641 года становится уже ясно, что переселенцы бѣжали оттуда по неизвѣстной нричішѣ, убивъ своего гетмана. Пере- селяющіеся черкасы получили отъ московскаго правительства земли, денежное пособіе на иервоначальное обзаведеніе, а виослѣдствіи п жалованье п снабжались всѣмъ необходиыымъ, а чугуевскіе поселенцы получили даже право торговли на Дону; единственной ихъ обязан­ностью была военная служба, охраненіе южной границы отъ вгорже- нія татаръ и борьба съ иослѣдпимн. Особенное самостоятельное мѣсто среди нереселенцевъ занимали монахи иравославныхъ южно- русскихъ монастырей. Первый ],окументальныя извѣстія о сношенінхъ ихъ съ московскими государями относятся къ 1583 году и касаются сбора милостыни въ Россіи на монастырскія нужды; прп Михаилѣ Ѳеодоровичѣ эти сношенія становятся болѣе частыми. Южно-русскіе іерархи съ этихъ иоръ также обращаютъ свои взоры къ Москвѣ, ища здѣсь поддержки (Исаія Коппнскій, Исаакій Борпсковичъ, Іовъ Борец- кій) и заводятъ рѣчь даже о возсоединеніп сѣверной Россін съ южноіі


.Всѣхъ переселенцеігь принимали охотно и разселяли уже ио суще- ствовавиіимъ монастыряыъ; ихъ переходы особенно цѣнились, иотому что они приносили съ собою и иолитическія вѣсти; просьбы о мило- стынѣ почти всегда удовлетворялись. Устраивая переселенцевъ какъ своихъ служил ыхъ людей, московское правительство позволяло имъ сохранять нѣкоторыя особенности своего быта, какъ, напр., вьгборъ атамана, сыченіе меда въ праздники, еобираніе воска и проч.

Въ ІѴ-й главѣ авторъ возвращается къ продолженію разсказа о великорусской государственной колонизаціи со времени царя Алексѣя Михайловича. Онъ отмѣчаетъ фактъ, что въ это царствованіе полу- чаетъ окончательное устройство такъ называемая бѣлогородская черта; онъ подробно онисываетъ тѣ 25 городовъ, которые находились на этой чертѣ, обращая особенное вниманіе на степень ихъ укрѣпленія и количество населенія.

Съ увеличеніемъ населенія за бѣлогородской чертой является мысль объ устройствѣ новой, болѣе южной, укрѣнленной границы; она приводится въ исполненіе въ первой половинѣ XVIII в., иодъ име- немъ украинской ланіи. По мнѣнію автора, необходимость такого укрѣи- ленія была сознана еще иравительствомъ Ѳеодора Алексеевича въ 1681 году. Коссоговъ иоказываетъ чертежъ новой <лнніи> гетману Самойловичу; иостроеніе же ея началось лишь въ 1731 году и было окончено въ весьма короткій срокъ, именно въ 1733 году. Авторъ подробно излагаетъ ходъ работъ на <линіи>, указываетъ на обреме­нительность ихъ для населенія, которая, вмѣстѣ съ обидами отъ команднровъ и тягостью крымскаго похода, начавщагося въ 1735 г, совершенно разорила населеніе. Линія тянулась отъ Днѣпра до Сѣвер- наго Донца и была прекрасно защищена крѣиостями, отстоявшими одна отъ другой на иротяженіп 25 верстъ; ио окончаніи построекъ здѣсь были поселены 20 іюлковъ, изъ которыхъ половина были кон­ные. Къ 1752 году относится пзвѣстіе о заведеніи на «лииіи> школъ,—кромѣ грамоты, въ нихъ преподавалась арталлерія, инже нерное искусство и проч., преподователямп были полковые офицеры. Въ 1764 году рѣшено было завести третью еще болѣе южную линію отъ устья р. Самары до устья р. Луганіі: сюда переселена была часть однодворцевъ сь украинской линіи, которая образовала потомъ изъ себя нолкн ляндмилпціи. Но съ устройством! украинской линіи и усиленіемъ крѣпостей на ней, татарскіе набѣги не прекращались и «о прежнему отличаются разбойническимь характеромъ, хотя стано­вятся рѣже и слабѣе. По мѣрѣ того, какъ уменьшалась опасностьтатарскихъ набѣговъ, населеніе иереходитъ отъ военнаго быта къ .

мирнымъ занятіямъ: нрежше служилые люди становятся однодвор-



следующая страница >>