vchilka.in.ua 1

Владимир Сиротенко (Вербицкий)

Житиё «Электрона» Степана Петровского

         В моем далеком детстве, когда все были ровны и бедны, телевизор был только в семье моего одноклассника Игоря Рожалина. Его отец, полковник, был начальником Черниговской радио-телестудии. Вот и торчал в их гостиной величественный телевизор с двойным стеклом перед экраном и телефонной трубкой на корпусе. Мы его ни разу не видели включенным. А эта трубка на телевизоре была признаком тогдашней Черниговской элиты. Как «вертушка» у первых лиц Государства. И вот, когда я в музее Львовского „Электрона” увидел такой же телевизор, мгновенно вспомнилось и послевоенное детство, и волнующая юность, и ищущая молодость, и учена зрелость и финал – никому не нужная старость. В целом, вся моя жизнь. Жизнь моего поколения, жизнь моей страны. Такая же, как и жизнь того телевизора «Электрон», его создателей, его предприятия...

         Ранним утром 1 ноября 1918 г. украинские части австрийского гарнизона, которые только назывались украинскими а на 70% состояли из евреев, по соглашению со своим сионистским руководством, заняли центр и все стратегические пункты Львова, вывесив на ратуше желто-голубое знамя. Все военнослужащие прочих национальностей либо были интернированы, либо заявили о строгом нейтралитете. Накануне переворота во Львов прибыл капитан венской жандармерии Вальдман. Он был делегирован венскими сионистами для организации еврейской милиции и привлечения сионистов в новую власть. Сформированный им 1-го ноября, еврейский отряд под командованием поручика Эйслера, бывшего студента Львовской Политехники, насчитывал более 200 человек. Одновременно  командование гарнизона, на всякий случай, договорилось с командующим польскими войсками во Львове полковником Чеславом Мачинским о нейтралитете. Поляки и украинцы воевали между собой, а еврейская милиция блюла порядок...

         Переворотом воспользовался бывший выпускник Львовской Политехники, капитан австрийской армии, Г. Кретс, вышедший в отставку сразу же после смерти любимого Императора. Вместе с братом жены –  Иосифом Рафаловичем они взяли в Галицком «Кредитном банке» заем и в одноэтажном здании возле Львовской Политехники, что по улице Сикстутской устроили электромеханическую мастерскую (сейчас там часть мастерских национального университета «Львовская политехника»)


         Мастерская была оснащена по тогдашнеиу последнему слову техники и имела даже электромотор в одну лошадиную силу. Сразу пошли заказы на изготовление уличных  фонарей и водопроводных колонок в центре города. Пошли заказы на ремонт военной амуниции. Но украинская власть во Львове продержалась недолго. Ведь украинцев во Львове было всего 10-15%, и жёсткие меры по украинизации города, принятые руководством ЗУНР, вызвали активное сопротивление львовян. К тому же руководство ЗУНР почти сразу после победы восстания, по просьбе Симона Петлюры и Михаила Грушевского отправило своих сичевых стрельцов в Киев, для организации переворота против русского генерала Скоропадского, ставшего украинским гетманом. В ночь с 21 на 22 ноября гимназисты и студенты Львова, разыскав на чердаках родительских домов оружие, в том числе и старинные прадедовские зазубренные мечи, подняли восстание. Пока урожденные шляхтичи, задумчиво почёсывая головы и зады, рассуждали, что нужно ждать  благоприятного момента, эти почти безоружные дети вытеснили украинские части, не один год воевавшие в составе регулярной австрийской армии, из города. Двести отважных мальчишек погибли в этом сражении и лежат сейчас в Аллее Орлят на Лычаковском кладбище. Младшему из них – Юреку Битшану не исполнилось и 14...

         Вернувшие власть поляки устроили ответный прессинг на украинские организации. Кретсу это обернулось удачей. Был ликвидирован «Галицкий Кредитный банк», в котором брали заем на создание мастерской, так что уже не нужно было возвращать его. Фонари и водопроводные колонки на улицах по-прежнему нужны были львовянам. Уже появились первые автомобили. Чинить их тоже приходили к Кретсу-Рафаловичу. Да и военную амуницию у него тоже можно было ремонтировать. Мастерские расширялись, к 1923 г. в них уже было 29 рабочих. В 1930 г., когда мастерские  насчитывали 42 рабочих, их акционировали в АК «Контакт», контрольный пакет которой выкупил инженер-предприниматель Леон Бернард Кульбингер. Под его управлением мастерские расширились, в 1934 г. их персонал насчитывал уже 179 человек, а мощность двигателей составляла 77 конских сил!


          Он решил перенести мастерские ближе к железной дороге и выкупил у магистрата участок земли по улице Кордецкого. (Теперь это Елены Степановны №45, где располагается одна из проходных «Электрона»). Сам он занимался техническими вопросами, а менеджмент поручил Эдуарду Соломону. Благодаря их тандему, капитал АК «Контакт» за 1939 г. вырос до 100000 злотых со стоимостью недвижимости около миллиона злотых.

         Население Львова выросло, керосиновые фонари заменили электрическими, да и в квартирах вместо свеч и керосиновых ламп загорелись электролампочки. Мастерская занялась изготовлением электро- и телефонных счетчиков, электротехнических изделий (утюги, фены электронагреватели, радио-телефоническое оборудования, детекторы). За время короткого правления советской власти до «Контакта» у нее не дошли руки. Вот только куда-то девались «немецкие агенты» – Кретс Рафалович, Соломон и Кульбингер… Наступила гитлеровская оккупация. У немцев учет был на высоком уровне. Мастерские стали работать в две смены. Но в городе провели массовые этнические зачистки и все рабочие – евреи вместе с  их семьями были уничтожены. Когда в июле 1944 г. советские войска вернулись во Львов, в нем осталось меньше 300 евреев и какую-нибудь значимую роль в жизни Львова они перестали играть. Перестали играть роль и поляки, депортированные в Польшу. Началась украинизация Львова. Сразу в тылу войск, которые освобождали Западную Украину, шли спецотряды из восточных украинцев, оседающие в освобожденных городах и восстанавливающие там школы, институты, заведения культуры. По призыву комсомола началось массовое переселение молодежи из восточных районов. Семьи, которые годами жили в коммуналках, переселившись во Львов, получали роскошные апартаменты,  оставшиеся от евреев и поляков.

         Львов стал на 70% украинским. Неподалеку от мастерских «Контакта» по улице Коперника были мастерские «Водомера», также выпускавшие различные счетчики. Поскольку советская власть заменила конкуренцию социалистическим соревнованием, то предприятия соревновались между собой и досоревновались до того, что 6 июня 1955 г. распоряжением Совета Министров УССР были объединены в «Завод измерительных приборов», специализирующийся на выпуске счетчиков воды, электричества, сантехнических изделий и запчастей для водомеров.


         В 1946 г. Лаврентий Берия пробил на Политбюро идею о денационализации Западных регионов Союза за счет перенесения туда объектов оборонной промышленности из центральных регионов России и Урала. Закон о пятилетнем плане 1946-1950 гг. предусматривал превращение Львова в крупный индустриальный центр республики. Конечно, местное «неблагонадёжное» население к работе на оборонных предприятиях не допускалось. Переводили во Львов оборонные заводы  вместе с обслуживающим персоналом. Опыт создания заводов «телеграфно-телефонной аппаратуры», «Львовприбор» и «ЛАЗ» с «Сельмашем», показал действенность этого метода. Потому, когда в 1956 г. стали решать, где создать новый, крупнейший в Союзе, завод телевизионной техники, – решили, что лучшего места, чем Львов, нет. Директором завода  назначили опытного хозяйственника сталинской закваски Степана Остаповича Петровского. Высшего образования он не имел, но очень хорошо разбирался в людях, умел их вести за собой, интуитивно видел пути решения стратегических заданий. В целом, был человеком на своем месте. Он и выбрал базой для «Электрона» завод измерительных приборов, который с 4 октября 1957 г. стали величать «телевизионным» заводом. По его предложению во Львов были переведены целые подразделения из ведущих телевизионных заводов – Александровского Владимирской области, Ленинградского имени Козицкого, Московского «Рубина». Правда, как и на этих заводах, выпуск телевизоров составлял только 30%. Основную продукцию составляла электронная начинка для истребителей и бомбардировщиков, системы дальнего слежения и другая оборонная техника. Но при этом, в 1957 г. в СССР уже было выпущено более миллиона телевизоров!

         Петровский был родом из Кривоозерского района Николаевской области. Вначале ему было трудновато общаться со львовянами, не страдающими коллективизмом и имеющими «Западинский менталитет». Знаменитый на весь Союз футболист Бабукин вспоминает: «Над «Карпатами» витал дух местного национализма. Юста, кстати, очень вежливого и культурного человека, они считали своим. Он родился в Ужгороде. А пришлых людей, в особенности москалей, на дух не переносили. Главным образом, болельщики. Если команда не выигрывала, то шли угрозы, присылали письма, телеграммы приходили, пугали: «Убьем, шутить не любим, москаль, убирайся». Большую моральную поддержку мне оказывал генеральный директор завода телевизоров «Электрон» Степан Остапович Петровский. Материальную он оказывал по долгу службы, поскольку завод непосредственно шефствовал над нами, там мы получали доплаты. Несмотря на такое отчество, он был русским. Строил этот завод и там остался. Говорил:– Валентин, знаешь, когда я строил, сколько было мне предупреждений и угроз. Однако я же выжил и живу здесь. И теперь уже никаких проблем нет, я являюсь своим человеком».


         Сказать по правде, Степану Остаповичу это было не так уж и трудно. Ведь рабочий класс  Львова в 50-е годы составляли, в основном, россияне и украинцы с центрального и восточного региона. Коренных украинцев, как и при Австрии, как и при Польше, было не более 10-15%, так что компанейский Степан Остапович быстро стал своим. С ним стали считаться и в городе, и в министерствах.

         В начале 1958 г. был выпущен первый Львовский телевизор «Львов» (на базе Александровского телевизора «Рекорд»). С 1960 начался выпуск студенческой «Верховины»(её устанавливали в красных комнатах всех студенческих общежитий). На следующий год запустили уже знаменитый «Огонёк» (на фото из музея «Электрона» телевизоры «Львов», «Верховина» , «Огонёк» С первым выпуском продукции начиналось и жилищное строительство. Заводчане стояли в очереди на квартиру не более 3-5 лет, тогда как коренные львовяне ожидали улучшения жилищных условий чуть ли не всю жизнь (после аспирантуры я прождал жилье 18 лет). Одновременно строились новые,  производственные корпуса, (многоэтажные, хотя вообще-то технологически оптимально горизонтальное планирование)…

          В 1960 г. вышло постановление ЦК «О  развитии советского телевидения», в котором телевидение провозглашалось «важным средством коммунистического воспитания народных масс в духе марксистско-ленинской идейности и морали, непримиримости к буржуазной идеологии».

         В 1961 г. в новом огромном корпусе «Электрона» начался выпуск черно-белого «Огонька», лучшего телевизора Советского Союза. Когда в 1962 г., по заданию ЦК КПСС создали воскресную развлекательную передачу, которая снималась в кафе с телевизором «Огонек» ее назвали сначала «На Огонек», а затем «Голубой Огонек». Светится этот «Голубой огонёк» и сегодня.

         Хрущевские времена внесли изменения в кадровом вопросе. Львов перестал импортировать рабочую силу из центральных областей России. С введением всеобщей паспортизации в город ринулось население окружающих сел. Вчерашних колхозников нужно было учить. Инженерные кадры готовили кафедры политехнического института, а для подготовки квалифицированных сборщиков Степан Остапович создал огромный техникум радиоэлектронной промышленности.  О его размерах вы можете судить по этому  зданию,


в котором размещалось когда-то его общежитие…

         Вообще-то сам Петровский не учился ни в институте, ни в техникуме. Он даже полного среднего образования не имел. Сразу после семилетки пришлось устроиться на работу, чтобы поставить на ноги  малолетних братьев и сестёр, которых гражданская оставила без отца. Ночами, после работы, он засаживался за книги серии «занимательная наука» Якова Перельмана, «Занимательную технику в прошлом» Владимира Лебедева,  «занимательную электротехнику» Владимира Рюмина. А чтобы лучше разобраться в этих книгах, читал и соответствующие учебники вначале средней школы, а затем и вузовские. Благодаря этому он был эрудированнее любого  выпускника самого престижного вуза страны…

         Вот что пишет Борис Николаевич Малиновский, известный в Украине и за рубежом ученый - ветеран вычислительной техники, член-корреспондент НАН Украины, академик Международной Академии информатизации, доктор технических наук, профессор:

По инициативе В.М.Глушкова в начале 1960 г. из его отдела (теории цифровых автоматов) выделилась небольшая группа математиков (Михалевич, Ермольев, Шкурба, Шор), которые вместе с приехавшим из Ростова к.т.н. Бернардо дель Рио, специалистом в области транспорта, образовали отдел автоматизации статистического учета и планирования, вскоре переименованный в отдел экономической кибернетики. Руководителем отдела стал к.ф.н. Михалевич, защитивший в 1956 г. в Москве кандидатскую диссертацию в области теории игр и последовательных статистических решений (научный руководитель академик А.Н.Колмогоров). Отдел быстро рос (за счет молодых специалистов) и к 1964 г. насчитывал около 100 человек, после чего стал распадаться и дал жизнь более, чем десяти отделам и лабораторий.

Так возникла в Институте кибернетики АН Украины школа оптимизации, в которую серьезный вклад внес также Б.Н.Пшеничный, выделившийся со своей группой из отдела вычислительных методов. Уже в первые годы возникло несколько оригинальных направлений в области оптимизации.


В 1960-1962 гг. была предложена общая алгоритмическая схема последовательного анализа вариантов, включающая в себя как частный случай вычислительные методы динамического программирования (B.C.Михалевич, Н.3.Шор). Эта схема сразу нашла серьезные приложения при проектировании автомобильных и железных дорог, электрических и газовых сетей, нахождении кратчайших путей, в сетевом планировании и управлении. В.В.Шкурба развил эту схему вместе с методами имитационного моделирования для решения задач упорядочения, в частности в теории расписаний и календарном планировании, что послужило математической основой систем "Львов", "Кунцево" и др. Все эти работы были инициированы В.М.Глушковым, который внес огромный вклад в их организацию.

В 1963-1966 гг. сотрудники отдела экономической кибернетики в масштабах Союза организовали методическое руководство внедрением методов сетевого планирования и управления в 9 министерствах ВПК и строительстве. Эти работы также были активно поддержаны В.М.Глушковым.

         Летом 1965 г. В.М.Глушков поехал во Львов и выступил на конференции, проводимой Львовским совнархозом. С воодушевлением говорил, что надо переходить к автоматизированным системам управления предприятиями, рассказал, что это такое. Присутствовавший на конференции директор телевизионного завода Степан Остапович Петровский предложил Глушкову создать систему управления производством на заводе, обещал максимальное содействие. Ученый "загорелся" появившейся возможностью - в то время подобных систем еще нигде не было…

         Вот именно с лёгкой руки Петровского комплексная система управления качеством и зашагала по просторам СССР, делая советскую продукцию самой надёжной в мире. Нужно сказать, что Степан Остапович, любящий  образные сравнения, как пишет ветеран завода А.И.Брискин: «В конце 60-х семь  министерств, объединяющих предприятия оборонной промышленности ежегодно проводили в Москве закрытую выставку своих достижений в области разработки, технологии и организации производства своей продукции.    В феврале 1968 года такая выставка проводилась в здании  радиоэлектронного НИИ недалеко от станции метро «Красносельская».


        Экспозиция Львовского телевизионного завода состояла из двух частей: достижения завода в области новых технологий и в области автоматизации управления – только что сданной первой очереди автоматизированной системы управления предприятием (АСУП «Львов»).

       За подготовку технологической части экспозиции  на заводе отвечал отдел главного технолога, а за экспозицию АСУП – так называемый в те годы, координационно-управляющий центр (КУЦ) завода .Это название связано с  бытующими в то время надеждами на быстрый и полный переход предприятий от «ручного» управления на комплексно-автоматизированное, а также с тем, что директор завода был страстным болельщиком и поклонником чемпиона мира по бегу Владимира Куца. При этом Степан Остапович Петровский, показывая высоким  гостям помещение машинного зала КУЦа и представляя  достижения «Электрона» в области управления, говорил:

-         Вот отсюда мы  получаем 100 тысяч команд в сутки и … все выполняем !

    При этом, все слушающие его государственные мужи, плохо разбирающиеся в терминологической разнице между программными и управленческими «командами»,  свято верили, что так  это и есть. Верили, и внедряли АСУПП и КСУПП на своих предприятиях…»

         В 1964 г. началась Вьетнамская война. Американские «летающие крепости» ковровыми бомбёжками уничтожали все живое. Степана Остаповича вызвали в Кремль и с 1965 г. Львовский «Электрон» подключается к разработке и производству телевизионной и электронной аппаратуры для ПВО. Уже через несколько месяцев навстречу «летающим крепостям» США из вьетнамских джунглей полетели советские ракеты, управляемые электроникой, созданной и на Львовском «Электроне». Американцы вынужденные были отказаться от «ковровых бомбардировок» и перейти на сверхдорогие ракеты точного наведения. Несколько таких ракет попало в болото и не взорвалось. Их сейчас же доставили в Москву, а оттуда развезли по заводам радиоэлектронной промышленности для изучения и дублирования электронной начинки. Именно в техникум перевел Степан Остапович подразделение научно-исследовательского института телевизионной техники «Электрона», которое со временем трансформировалось в НПО «Китва», которое занималось выполнением мелкосерийных заказов для оборонки. Изучали электронику тех ракет «методом тыка», но через полгода у Советского Союза появилось оружие «точечного удара».


         Потом началась истерия с химическим оружием. По всей стране институты занялись разработкой датчиков-определителей химического контроля. Подключил свой институт и Степан Остапович. Одними из первых с задачей справились ученые Обнинска и «Китвы» – прибор радиационной и химической разведки, который и в настоящий момент можно делать на этом предприятии. Но пока по большей части ремонтирует системы отображения информации и телевизионные индикаторы для армии. Хотя все вышеупомянутые приборы могут выпускаться крупносерийно, заказывают их сегодня только мелкими партиями.

          Созданный Петровским научно-исследовательский институт телевизионной техники стал главным в СССР по разработке цветных телевизоров. Кроме того, этот институт занимался и разработкой электроники для ВПК и гражданской авиации. Доныне в авиаклубах стоит первая разработка «Электрона» – тренажер «взлётная полоса» для авиаторов и космонавтов. До сих пор в тяжелых бомбардировщиках функционируют телевизионные прицелы «Кайра», сделанные на «Электроне» ещё в 1978-1980гг. и комплексы командного наведения «Овод-М», выпущенные тогда же «Электроном». Доныне используется львовское оборудование системы взлет-посадка.

         Степан Остапович уверенно вывел «Электрон» в флагманы советской телевизионной промышленности. Разработанные учеными «Электрона» унифицированные детали стали применяться всеми заводами СССР. Его черно-белые телевизоры первыми в стране получили «Знак качества». «Электрон» первый выпустил цифровой цветной телевизор, первый выпустил телевизор на моношасси, первый выпустил телевизор в пластмассовом корпусе. Когда-то Степана Остаповича приветствовали с выпуском первого телевизора, потом с выпуском первой телевизионной системы, потом с выпуском первого селектора телевизионных каналов. А в 1977 г. он начал строительство нового огромного завода по выпуску цветных телевизоров. Все оборудование должны были поставить японцы. Завод строился вместе со стотысячным микрорайоном в предместье Львова, поселке Ряснэ.Тогда же, поддержав инициативу своих молодых учёных, ситепан Остапович рядом с Лычковским кладбищем начал строительство огромного дворца молодёжного творчества, где перед юными дарованиями выступали ведущие львовские учёные из Малой Академии Наук…Но это уже осуществлялось в начале 80-х. В последние дни жизни Леонида Брежнева, когда в верхах началась драчка за власть и никто не мог планировать будущего. Для решения любого вопроса требовалось всё больше и больше неровов. Чиновники, как и прежде, даже в больших размерах, брали подношения, но ничего не делали. Не выдержав напряжения и противоречивых указаний верхов в 1981 умер от разрыва сердца  сорокашестилетний директор Сельмаша  Марцив. В 1982 от инфаркта умер 62 летний директор соседнего Кинескопа Коньков. Вот в очередной командировке в Москву и 70-летнего Степана Остаповича разбил инсульт. Положили в Цековскую больницу. Через месяц вернулся на свой «Электрон» такой же энергичный и такой же влазящий во все дырки. Но через месяц повторный инсульт прочно уложил его на койку. С этого времени он больше находился в больницах, чем на своём «Электроне»  Чтобы предприятие не потеряло управляемость, на помощь больному директору был переведен главный инженер Запорожского радиозавода Виктор Рыбинок. Степан Остапович привык, что без него ничего на «Электроне» не делается. Сейчас же почувствовал себя никому не нужным. Рыбенок «не рекомендовал» Электроновцам беспокоить директора. Началась депрессия, приведшая к тому, что 24 августа 1984, через 9 дней после 71 дня рождения Степана Остаповича не стало. Хоронили его всем заводом. Похоронили промышленного командарма рядом с Марциным, напротив Конькова. Так и спят они рядом, как когда-то работали и болели за «Карпаты». Он свою жизнь отдал «Электрону». Его помнят, и будут помнить, пока будет существовать его детище «Электрон», а это же он придумал лозунг «Электрон” – вечен!»


         Смерть Степана Остаповича ознаменовала смену поколений. На место  интуитивной политике пришел прагматизм. К сожалению, это уже были постбрежневские времена, когда людей стали ценить не по принципу: «Чего ты стоишь?» а по принципу: «Сколько ты стоишь?”. Вскоре, после трех смертей древних Генсеков власть свалилась на Горбачева, который так и не понял того, что советская власть это симбиоз компартии и Государственного аппарата. Он отделил партию от Государства. Государственная машина тут же пошла в разнос…

         В 1988 г. заводской комплекс и корпуса жилищных зданий «Рясного» вместе с инфраструктурою – школами, ЖЭКами, почтами, поликлиникой, задуманными Петровским, были сданы в эксплуатацию. Поскольку государство, потрясенное конверсией, не спешило оформлять военные заказы, то все оборотные средства концерн вложил в производство телевизоров. 1990 г. стал пиком «Электрона». В этом году было выпущено 1 232800 телевизоров. При этом, как и в прошлом году, около 300000 экспортировалось на запад, что говорило о престиже предприятия. За этот год. «Электрон» произвел продукции более чем на 1,5 млрд. руб. ($2,3млрд.), что составляло 25% ВВП Львовской области или 4% ВВП  Украины. Технический уровень объединения поддерживал отраслевой институт – НИИ Телевизионной Техники, в котором работало больше 2000 чел…

          К сожалению, НИИ ТТ давно ликвидирован, оборудование и приборы раскупили и вывезли киевские, польские и американские СП по цене металлолома. Чудом выжило ОКБ «Текон-Электрон», в котором осталось 12 инженеров пенсионного возраста.

         В 1990 г. «Электроновцы» первыми в СССР стали акционерной компанией. В 1991 г. при Львовском отделении Промстройбанка СССР был создан отдел по обслуживанию «Электрона». Трудовые коллективы предприятий, которые входят в концерн «Электрон», вынесли решение, создать на основе этого отделения ЗАО «Электрон-банк» с уставным фондом в 40 млн. рублей. Вдохновлённые возможностью участия в управлении, работники Электрона ринулись в сберкассы и на все свои сбережения выкупили 49% акций «Электрона», которые тогда стоили по 100 рублей. Люди поверили, что они теперь сами себе хозяева и в первый же год АО «Электрон» получил небывалую прибыль – больше 400 млн. купоно-карбованцев! При этом по положению дивиденды от 51% акций, которые принадлежат государству, могли быть пущены на выкуп этого же государственного пакета акций!


         Люди отказывались от дивидендов, но эти дивиденды, вместе с государственными дивидендами шли не на модернизацию производства, а на выкуп государственной части акций. Сегодня можно обвинять их в близорукости, но для того, чтобы вкладывать деньги в модернизацию широкопрофильного предприятия, нужно выбрать, какой именно участок модернизировать. Предусматривать изменение спроса. А для этого нужно знать политику Государства в этой отрасли. С момента провозглашения Независимости прошло 15 лет. Вы можете сказать, какая политика у нашего государства в какой бы то ни было отрасли экономики? Вот и пошли самым простым и самым выгодным для себя путем.

         Через три года концерн «Электрон», выкупив все акции, перестал быть государственным. Не какая-либо столовая или парикмахерская, а один из флагманов отечественной оборонной индустрии на законных основаниях стал полностью приватно-корпоративным, не зависимым от Государства и его планов! И никому даже в голову не пришло, что это опасно и непредсказуемо. Ведь даже американские корпорации ухитрялись продавать военное оборудование Ираку и Ирану, с которыми враждовали США. Для частного предприятия единственной моралью является прибыль. Кто даст гарантию, что наши предприятия не поставят электронику для ракет той же Аль-Каиде или Хезболла? Наше СБУ, что доныне не разгадало загадку  лица Президента Юшенко? Сможет ли оно предотвратить это или хотя бы обнаружить?

         Отделение компартии от Государства закончилось распадом СССР. «Электрон» поставлял телевизоры почти во все республики СССР и почти во все области России. У него было 450 торговых представительств. Теперь они стали заграницей. Заграницей стали и поставщики комплектующих, хотя к моменту распада «Электрон» подошел к замкнутому циклу, то есть к полной самокомплектации. Но прихватизация предприятий положила конец той самокомплектации. Ведь концерн разбили на десяток частных лавочек, которые не собираются вести общую экономическую политику и тонут по одиночке-


         Большое Государство перестало существовать. Умер карбованец. Началась гиперинфляция, которая оставила предприятия без средств. Открылись границы, и магазины Украины заполонила импортная видеорадиотелетехника по демпинговым ценам. Власть ничего не сделала для защиты собственного производителя от этого беспредела. Зато появились „новоукраинцы”, делавшие миллионы буквально из воздуха. К власти пришли «ганьбисты с клюмбы», не умеющие и не знающие ничего, кроме «Ганьба!» да «Геть!». Руководство «Электрона» пришло в выводу, что выгоднее импортировать японские кинескопы, чем брать у расположенному по соседству завода «Кинескоп». Сосед и партнер-поставщик «Кинескоп» перестал существовать. Его когда-то мощные цеха мигают разбитыми окнами на толпу остарбайтеров, которые выстраиваются каждое утро напротив у Чешского консульства.

         Начались задержки с выплатой зарплаты. Долларовые патриоты, которые считали, что они кормят Москву, и кричали русскоязычным: «Чемодан-вокзал-Россия!», обнаружили, что вместе с «москалями» исчезло и украинские сало и масло. Черниговский крик: «Кто сожрал мое мясо?» стал слышен по всей Украине. В такой обстановке «ряснянцы» решили, что раз они новейшее, продвинутейшее предприятие, оснащенное новейшей японской техникой, то они смогут шикарно прожить без старых предприятий концерна с морально обветшалой техникой. Не было уже в живых могучего Петровского. Правление сдалось и Ряснянский «Электрон» пошел на свободные хлеба, забрав средства, нужные для развития. Остался концерн лишь с оборонкой, пораженной раком конверсии. С отделением Ряснянского «Электрона» начался упадок концерна. Создали при нем почти полсотни дочерних предприятий, чтобы наставить рога налоговикам. Но вот коллективом и батьку (не Лукашенко) можно бить, а в одиночку…

         На Ряснянский завод набросились стервятники-«прихватизаторы». Все делалось по давно отработанной системе. Процитирую ее из «Зеркало недели»: «… согласно указа Президента о налоговом залоге местная налоговая администрация принудительно вычленяла часть имущества предприятия с его последующей реализацией для выплаты долгов перед государством. Из укомплектованных технологических линий, которые были замкнутым циклом (и, таким образом, имели определенную ценность), были изъяты и проданы лучшие станки и агрегаты, после чего технологические линии превратились почти в металлолом. Возобновление их работы стало невозможным».


         Завод  обанкротился. На опустелый, холодный небоскреб админкорпуса и вычислительного центра теперь даже не найдут арендаторов. Корпус для сверхновейшей линии по производству видеотехники с четырьмя этажами подвалов бомбоубежища превратился в руины. Руководство концерна зовет этот процесс «перестройкой». Что принесла СССР Горбачевская перестройка помним…

         Как когда-то был могучий Союз, так когда-то был и могучий «Электрон». На нем работало 60 тысяч рабочих. Когда его приватизировали, они выкупили все акции. Выкупали по 100 рублей, когда доллар стоил 82 копейки. После многочисленных эмиссий акции вчерашней промышленной корпорации теперь стоят 0,3 гривны, да и те осели у руководства. Я спрашивал у старых работников, сколько они имеют акций. В среднем 200-400. А хозяева – по 200-350 тысяч!

осада

П.І.Б. посадової особи

Дата внесення до реєстру

Кількість акцій, штук




прості іменні

Голова правління - Президент Товариства

Рибинок Вiктор Олександрович

10.06.1991

373696

373696

Член правлiння-Вiце-президент Товариства

Медведєв Сергiй Борисович

24.05.1991

313760

313760

Член правлiння-заступник президента


Бубес Юрiй Григорович

07.06.1991

347127

347127

Член правлiння-Головний бухгалтер

Черевко Володимир Михайлович

08.05.1991

142417

142417

Член правлiння --заступник президента

Яремчук Орест Євгенович

17.05.1991

214096

214096

Член правлiння-Генеральний директор ОКБ"Текон-Електрон"

Кривуцький Володимир Васильович

29.06.1991

162100

162100

Голова Спостережної ради

Надоршин Едуард Халiлович

24.05.1991

45831

45831

Член спостережної ради

Балущак Роман Григорович

30.05.1991

116159

116159

Член спостережної ради

Романишин iгор Михайлович

21.06.1991

31757

31757

Член спостережної ради

Сенiв Зеновiй Володимирович

24.06.1991


26026

26026

Член спостережної ради

Кулеба Олег Васильович

29.06.1992

20442

20442

Член спостережної ради

Селезньов Юрiй Сергiйович

28.06.1991

23257

23257

Член спостережної ради

Клачаний Юрiй Євстахiєвич

01.07.1997

10008

10008

Голова Ревiзiйної комiсiї

Пелещишин Олексiй Данилович

11.06.1991

98197

98197

         Мне хочется рассказать о заводе телевизионной техники «ЗТТ-Электрон» и отдельном конструкторском бюро «Текон-Электрон», потому что мне близка и болит судьба этих талантливых ученых. Начинаешь с ними разговаривать - и у седых людей загораются глаза, распрямляются плечи. Они восторженно рассказывают о том, как разрабатывали управляющие устройства для ракет, приборы химрадиоконтроля и тренажеры. Готовы часами рассказывать о прошлых победах. Но стоит перевести разговор на современность, как плечи опускаются, гаснут глаза и перед тобой опять полупенсионер-непотреб…

         Создал когда-то титан Степан Остапович Петровский научно-исследовательский институт телевизионной техники, который определял развитие телеэлектроники всего Союза. В 1967 г. при этом НИИ, в котором работало больше 2000 ученых, было создано отдельное конструкторское бюро, которое занималось разработками электроники для оборонки. ЗТТ и в настоящий момент работает, правда из 4000 рабочих на нем осталось лишь 250, но и в настоящее время он занимается изготовлением разработанной Отдельным конструкторским бюро «Текон-Электрон» современной сложной радиотехнической аппаратуры специального назначения. Для авиационной и бронетанковой техники, гражданской авиации, систем охранительной сигнализации и тому подобное. В настоящее время основная продукция предприятия – это телевизионные головки самонаведения (см. Фото), которые входят в состав высокоточных авиационных ракет класса «воздух-земля». Двухосные оптико-телевизионные визирные головки для поиска, выявления и автосопровождения наземных и надводных объектов. Пассивные телевизионные головки.


Авиационная подвесная система для телевизионно-командного наведения ракет класса «воздух-земля». Телевизионные обзорно-прицельные и телевизионные круглосуточные (низкоуровневые) системы. Телевизионные радиолинии гражданского и специального назначения. Твердотельные телевизионные передатчики и приемники диапазона спутникового телевидения. Радиолинии высокоскоростной передачи данных. Гиростабилизированные следящие антенные системы спутникового диапазона. Радиолокаторы высокоточной ближней навигации. Бортовые телевизионные и многофункциональные мониторы, в частности проекционные мониторы.

         Четыре «Теконовских» бортовых цветных видеомонитора безотказно работают в космосе на борту международной космической станции «Альфа». Специальная телевизионная приемно-передаточная свой, созданная ОКБ «Текон-Электрон» и ЗТТ «Электрон», полностью выполнена на твердотельных элементах, имеет высокую вибро- та ударостойкость, работает при температурах от –60С до +850С на разных высотах, имеет небольшие размеры, вес и энергопотребление, что позволяет применять ее не только в военной технике, но и на автомобильном, железнодорожном и водном транспорте, при работе в зонах ограниченного доступа или за пределами прямой видимости.

         Все эти изделия остались в ОКБ только как ВЫСТАВОЧНЫЕ образцы и для производства никем не были востребованы. Они с 1999г. (и далее, по мере разработки) демонстрируются на международных выставках в Абу-даби, Жуковском, на авиасалонах в Киеве и т.д. На киевском авиакосмическом салоне «Авиамир-ХХ1» всегда была экспозиция ЗТТ и ОКБ, но кроме американских, канадских, британских, китайских и других военных атташе ею никто не интересовался. Ни один украинский Премьер-министр (Пустовойтенко, Кинах, Янукович, Тимошенко, Ехануров, вновь Янукович и вновь Тимошенко) ни разу не подошел к этому стенду. Ни один Министр промполитики, ни один Министр Обороны (Кузьмук, Марчук, Гриценко, Ехануров) не взглянул, хоть это входит в их прямые обязанности!


         ОКБ были проведены инициативные работы по модернизации прицельной системы на Ми-24 (на современном уровне 3-го поколения) с предполагаемой стоимостью серийного образца $ 50 000. Но после визита у 2005г премьера Тимошенко в Париж, был подписан протокол о закупке у французской фирмы «SAGEM» аналогичной системы уровня 1990 г. стоимостью $600 000 то есть в 12 раз дороже! Вот так действуют наши «патриоты».     Абсолютно аналогичная картина и с БЛА (беспилотный летательный аппарат), прицельными танковыми комплексами. Модернизированные блоки для Миг-29 уже столько лет пылятся в ОКБ, а оплата заказчиком так полностью не проведена. Сокращаются высокоинтеллектуальные рабочие места. Средний возраст ученых в оборонной промышленности уже перешёл за 55 . Из-за массовой ликвидации предприятий оборонки, молодые кадры выбирают другие специальности. Пожилые завтра пойдут на пенсию, а замены нет! Еще несколько лет и у нас будет загублена когда-то сильнейшая в Союзе база оборонной промышленности...

         Полвека назад Стецько и сотоварищи, объявив о Независимости Украины, заявили, что только гитлеровская Германия может защитить Украину от сталинской России. Теперь их потомки заявляют, что нас защитить может только НАТО. Повод, для практического уничтожения нашей армии и оборонной промышленности. На Украине давно уже шутят – «это в соседней Белоруссии  армия существуют для защиты интересов Державы. Наша армия  существует только для реформ». Горько читать бесчисленные обращения директора  СКТБ «Текон-Электрон» к Президенту, Кабмину, парламенту. Не с просьбами о финансировании  (об уровне финансирования военных учёных можно  судить из следующих цифр: в 2000г на армию было отпущено 1488 млн. грн., в том числе на научные разработки -57 млн. В 2004 было запланировано на 2005год на вооружённые силы 5255 млн. грн. (в 3,5 раз больше), а на разработки всего 63 млн.(1, 1 раз больше). Но тут премьером стала Юля и урезала средства на разработки до 33 млн. (в 1,7 раза меньше, чем в 2000).   Не о финансировании печётся  директор, кандидат экономических наук Михаил Гладкий. Нужные для разработок средства найдутся в «Электроне». Он требует выполнения 5-го пункта задекларированной  властью программы «Навстречу людям», а именно: «Обеспечить приоритетную модернизацию имеющихся систем (комплексов, образцов) вооружения и военной техники, создать условия для разработки и производства основных её видов и оснащения ими вооружённых сил и других войсковых  формирований, начиная с 2010 года». Подготовку к выполнению этих задач нужно было начать ещё вчера. Увы, и сегодня ничего  не делается. Наоборот, сокращаются высокоинтеллектуальные рабочие места. Средний возраст учёных в оборонной промышленности уже перешагнул за 55 лет. Из-за массовой ликвидации предприятий оборонки, молодые кадры выбирают другие специальности. Старики уйдут на пенсию, а смены нет! Ещё несколько лет и у нас будет загублена когда-то сильнейшая в Союзе база оборонной промышленности. А ведь наша электроника служит обороне не только Украины. Оборонная техника России на 70% укомплектована украинской электроникой. Она управляет даже знаменитыми  межконтинентальными ракетами «Сатана»! После наших истеричных воплей о вступлении в «НАТО» Россия перестала видеть в нас партнёра. Со сталинских времён все оборонные предприятия СССР были дублированы. То, что вырабатывается в Львове и Харькове теперь делается в Екатеринбурге и Бийске. Исчезнут российские заказы,  исчезнет Львовский «Текон-Электрон» и Харьковский «Хартрон». НАТО, прежде всего, защищает свои экономические интересы. Им нужно свою электронику пропихивать на новые рынки, а не пускать нас на свой рынок. Не нужны им наши оборонные предприятия…


          Завод телевизионной техники прячется за корпусами стоящего ряснянского телевизионного завода. Ждёт Заказчиков. А СКТБ «Теком-Электрон» функционирует в огромном корпусе админздания концерна «Электрон». Вы видите на фото справа от небоскрёба концерна его корпус и проходную.

 

 

 

 

 

 

 

 

         А справа от небоскрёба  «Электрона» всё ещё гордо высятся  корпуса старого  телевизионного завода «Электрон». Там и сейчас выпускают телевизоры с маркой «Электрон». Правда,  трудно считать эти телевизоры «Электронами». Если раньше все детали телевизоров изготовлялись непосредственно на предприятиях «Электрона», то теперь они закупаются у предприятий, входящих в концерны и корпорации Philips, Panasonic, Samsung, LG и Thomson. Производство телевизоров можно разделить на три группы: по принципу организации технологического процесса сборки, степени технологической сложности, функциональной ориентации. Так называемая "отверточная сборка" малозатратна, телевизоры, собранные таким способом, обходятся дешевле импорта готовых изделий. Они  привлекательное по цене, а предприятие избавлено от необходимости подготовки инженерно-технических кадров. Именно по этому пути и пошли Львовские «Электроновцы». Ведь собственное производство по замкнутому циклу становится рентабельным только при выпуске телевизоров превышающим 1, 5 млн. А это не только огромные затраты но и огромный риск, ведь действия наших  властей непредсказуемы.  В 2004 году, после двухлетнего перерыва, связанного с перенасыщением рынка  дешевыми беспошлинными импортными телевизорами, воспользовавшись  введением 100-150% пошлин на готовые импортные телевизоры, «Электрон» возобновил их выпуск. Сегодняшние «Электроны» это суперсовременные мультисистемные телевизоры модного дизайна с расширенным набором сервисных функций. По словам ген. Директора завода Ореста Яремчука,  использованы все возможные функции такого класса телевизоров: телетекст, стереозвук, в больших моделях есть функция «NICAM» (стереозвук), есть модели с сабвуфером, дополнительными функциями ограничения доступа («детский замок», «гостиница») универсальные входы для подключения аналоговых и цифровых источников сигналов DVD-плейера, видеомагнитофона, спутниковой антенны, декодера цифрового телевидения, игровой приставки. При этом, «Электрон» не выйдет из строя и при колебаниях напряжения в сети от 100 до 280 вольт! Срок гарантии - 3 года. Слушая Ореста, можно прослезиться. Но, увы,  условия рынка  требуют, чтобы продукция была качественнее и дешевле аналогов. Главное нынче не произвести, а продать! В моём Сыхове, например, из 5 магазинов, в которых продаются телевизоры, «Электроны» были только в 2-х, причём их цена была самой высокой из имеющихся телевизоров Та же Белоруссия, не только защищает свои границы от импортных телевизоров, а ежегодно поставляет только в Россию более 600 тысяч штук. Более 200 тысяч идут на украинский рынок. Так что знаменитому  заводу «Электрон» не только рапортовать о  выпуске  жидкокристаллических и плазменных телевизоров нового поколения нужно, а и продумать, как их сделать конкурентоспособными! К тому же, в рыночных условиях стоит забыть о монопольности какого либо вида продукции. На «Электроне» делают начинку компьютерного управления ракетами. Персональных компьютеров и ноутбуков, которые выпускал Черновицкий «Гравитон», поставлявший когда-то «Электрону» комплектующие, не делают! Создаётся впечатление, что «Электрон» ориентируется не на внутреннего покупателя, а на внешний рынок!


          Весьма перспективна в этом отношении продукция научно-производственного предприятия «Карат” монополиста, специализированного по радиоэлектронному материаловедению, с законченным циклом «поиск-исследование-разработка-серийное производство». Сегодня «Карат» головная организация Украины в области материалов для электроники. Предприятие ведёт ряд государственных программ, координирует главные направления развития отрасли, определяет перспективы и стратегические задачи её научно-технической политики. Вхождение предприятия в концерн «Электрон» можно сказать, спасло его от гибели.  Сколько уникальных предприятий погибло с 1991 года из-за полного отсутствия финансирования  и утери государственного контроля над действиями администраций. Карат выстоял. Главными направлениями его деятельности сегодня ещё являются:

1.Материалы микроэлектроники:

2.Материалы оптоэлектроники, квантовой электроники и оптики.

3.Материалы акустоэлектроники.

4.Материалы магнитоэлектроники

5.Материалы криоэлектроники.

7.Технологические материалы для монтажно-сборных работ и печатных плат.

Я не хочу писать подробно о том, что делает «КАРАТ». Это о войсковых разработках «Электрона» можно писать свободно. О них и так  на Западе знают больше, чем сами заводчане. Продукция «КАРАТ”  больше никем не выпускается, мало того, в нынешних условиях, когда патент Украины ничего не приносит автору, кроме затрат, большинство технологий является нау-хау. Поэтому ограничусь демонстрацией выставки, на которой рядом  с уникальными плёнками с заданными

  

 

свойствами размещаются изделия из керамики, линии задержки и даже ширпотреб, который  вынужден выпускать «КАРАТ», чтобы хоть как-то компенсировать затраты на приобретение сырья, которое, увы, приходится искать посредством личных знакомств, а не государственных поставок.

         Зато всё оборудование «КАРАТА» уникально. Закупленное в 80-е годы, оно модернизировалось и усовершенствовалось учёными предприятия и теперь не имеет аналогов в мире.  Да и кристаллов с заданными свойствами, которые вырастил к.т.н. Иван Сольский (см. фото) вы нигде больше не увидите. Завтра их распилят алмазом и превратят  в рабочие элементы для транзисторов, модуляторов и функциональных приборов, как эти платы на выставке. Всё, что есть на предприятии, считается национальным достоянием Республики. Особенно гордятся «Каратовцы» так называемой «чистой комнатой», в которой создаются плёнки  с заданными свойствами. Оборудование для этой комнаты закупалось ещё в 80-е годы, но с тех пор так модернизировалось нашими изобретателями и рационализаторами, что не имеет аналогов, как эта трёхсекционная печь со снятым кожухом, которую демонстрирует Игорь Сыроватко. Она держит температуру  900-12000С в заданном режиме при отклонении не более 0, 10С! В руках Игоря, получающего зарплату  несколько сотен гривен, платиновая форма, стоящая столько же сотен тысяч гривен. Уникальна и эта установка для выращивания кристаллов и эта установка для изготовления магнитооптикоэлектронной плёнки.


 «Электрон» работает на оборонную промышленность. Является её флагманом. Именно флагманы промышленности составляют силу Державы. Но оказывается, моей Державе сила не нужна. Её может защитить НАТО, как когда-то уже Украину защитил Гитлер!  Я  был в шоке, узнав, что оборонное предприятие полностью  освободилось от контроля государства.       Большинство предприятий Львова стоят. Больше трех лет простоя, и производство уже невозможно возобновить. Львовский „Электрон” ещё работает. Даже выпускает телевизоры. Но это уже не „Электрон” моей молодости. Это уже совсем другое предприятие, с иными принципами, иной моралью. Да и телевизоры те собраны полностью из зарубежных узлов. Ничего нет в них украинского. Со старых рабочих здесь осталось только два ветерана. Остальные или в Силиконовой долине, или в Белоруссии, или разнорабочими в дальнем и ближнем зарубежье да реализаторами на базарах.     Никогда уже не вернется тот, славный „Электрон” Степана Остаповича Петровского. Как не вернётся и он. Как не вернется Великая Страна нашего детства и юности.