vchilka.in.ua 1 2

СОВРЕМЕННАЯ МАІОРУССШаТВОГРАФШ.'’

Въ 1890 г. П. В. Ивановъ помѣсгилъ въ харьковскомъ сборникѣ—сборникъ народныхъ разсказовъ о кладахъ (48 стра- ницъ), заішсанныхъ сельскими учителями и учительницами въ

*

Купянскомъ уѣздѣ. Малороссія—классическая страна кладовъ; здѣсь дѣйствительно ихъ много и въ особенности много народ­ныхъ разсказовъ о кладахъ. Эта любопытная область фольк­лора, гдѣ ѵѵагИеіі и сіісЬШіщ переплелись между собой весьма тѣсно, впервые подробно разсмотрѣна г. Ивановымъ. До сбор­ника г. Иванова было нѣсколько сообіценій у Чубинскаго, Ру- ликовскаго, Кольберга, Я. Новицкаго, Драгоманова (14 раз­сказовъ), Кіев. Старинѣ, въ разныхъ газетахъ (напр. Харьк. Вѣд. 1887, № 146) и въ разныхъ провиндіальныхъ этнографи- ^ чески-статистичискихъ изданіяхъ (напр., въ Опис. Черниг. епар- хіи Филарета У, 218). Г. Ивановъ даетъ 75 разсказовъ, запи- ■санныхъ непосредственно изъ народныхъ усгъ, причемъ раз- сказы эти распредѣлены по ясной системѣ, вслѣдствіе чего этотъ трудъ г. И. заслуживаетъ вниманія не только любите­лей фольклора, но и вообще изслѣдователей мѣстной старины. Въ разсказахъ обнаруживается страсть малоруссовъ къ кладо- искательству, раскрываются мѣстныя бытовыя особенности, исто- рическія воспоминанія и кое-какія миѳологическія черты.


Въ началѣ статьи г. И. говоритъ, что повѣрья и разсказы о кладахъ могутъ послужить основаніемъ для разнородных^

*) Кіевск. (.тар. 1892 г. № 6

.соображеній, выводовъ и сближеній. Въ нихъ можно отмѣтить черты локализаціи небесныхъ явленій, вѣры въ силу человѣ- ческаго слова, анимизма и демонологіи. При этомъ г. И. до­казываете мнѣніе, что нѣкоторыя повѣрья и сказки о кладахъ могли возникнуть подъ вліявіемъ изображеній на старинныхъ монетахъ на творческую фантазію народа. Такъ, на лицевой сторонѣ древнихъ кіевскихъ монетъ находится изображеніе си- дящаго старика, отъ шеи и отъ рукъ котораго идутъ ряды ко- лецъ, принимаемыхъ нѣкоторыми нумизматами за украшающіе одежду жемчужные снурки; они легко могли быть приняты за цѣпи, которыми прикованъ къ сидѣнію старикъ, и вызвать по- вѣрье, что это серебро старика, прикованнаго и стерегуіцаго кладъ. На другихъ древнихъ монетахъ княжескаго періода встрѣчаются изображенія разныхъ четвероногихъ животныхъ и птицъ, которыя также могли потомъ считаться охранителями кладовъ.


Обращаясь къ народнымъ разсказамъ, г. РІвановъ группи- руетъ ихъ въ такомъ порядкѣ:


  1. Разсказы о томъ, кто зарывалъ клады и какими обря­дами сопровождалось зарываніе ихъ. Зарывали разбойники, или татары, или турки, съ заклятіями.
  2. Когда и въ какомъ видѣ выходятъ изъ земли клады. Выходятъ весной или подъ болыніе праздники, они являются людямъ или въ видѣ дряхлаго старика, или въ видѣ живот- наго. Въ видѣ старика кладъ является въ 7 разсказахъ, при- чеиъ въ однихъ случаяхъ старикъ служить прямымъ олице- твореніемъ клада, въ другихъ—даетъ деньги или совѣтъ, какъ вырыть кладъ. Въ 5 разсказахъ кладъ является въ видѣ коня, въ 2—собаки, 2—быка, 2—барана, 2—свиньи, 4—пѣтуха, 10—квочки. Нѣсколько разсказовъ о свѣчѣ надъ кладомъ, о томъ, что его можно взять только по назначенію, съ молит­вою. Описаніе пріемовъ, какъ взять кладъ. Перечень 12-ти страховъ, какими черти пугаютъ людей, намѣревающихся со­рвать цвѣтъ папороротника. Отмѣчено нѣсколько случаевъ упор- наго исканія клада. Приведены народныя указанія на мѣста нетронутыхъ кладовъ.


Нѣкоторые разсказы вызываютъ частныя сравненія, напр., разсказъ о томъ, какъ мужикъ для полученія заклятаго клада долженъ былъ вспахать поле двумя пѣтухами.

Во II т. Сборника Харьковскаго Историко-Филологичес- каго Общества (1890 г.) II. В. Ивановъ помѣстилъ „Игры крестьянскихг дѣтей въ Купянскомъ уѣздѣ “. Въ ряду дру­гихъ сборниковъ малорусскихъ дѣтскмхъ игръ сборникъ г. Иванова выдается по полнотѣ и подробности въ описаніи игръ. Всѣхъ игръ 95, именно: 15 игръ съ палками, 10 съ мя- чемъ, 4 съ ношічкомъ, 8 съ дощечками, камыпіками или ко­сточками, 3 съ жгутомъ, 4 въ куплю-продажу, 21 съ ловлею (прятки, жмурки), 4 въ адъ и въ рай. 6 игръ съ гонкою и 13 игръ съ переговорами и припѣвками. Г. Ивановъ исключилъ воспроизводительны я игры, т. е. игры, въ которыхъ дѣти по- дражаютъ взрослымъ. Это исключеніе представляется непра- вильнымъ. На подражательныхъ играхъ можно прослѣдить, ка- кія бытовыя и обіцественныя явленія въ настоящее время дѣй- ствуютъ на умъ и воображеніе дѣтей, что вноситъ школа. Г. Ивановъ ограничивается замѣчаніемъ, что дѣвочки воспро- изводятъ обыкновенно занятія и слова матерей, мальчики-от- довъ; иногда они воспроизводят явленія общественной жизни, судъ и расправу, церковныя процессіи. ІІо наблюденіямъ г. И. для взрослой деревенской молодежи игры на воздухѣ потеряли свою привлекательность. Подъ описаніемъ каждой игры указано мѣсто, гдѣ она записана. Употребляемые при играхъ термины, приговоры занесены въ текстъ буквально. Собиратель пользо­вался для сравненій сборниками Сахарова, Терещенка и Чу- бйнскаго. Указываю здѣсь литературу предмета.


  1. Сахарову Сказанія русскаго народа, 1837; во 2 части помѣщено 62 игры.

  2. Терещенко, Бытъ русскаго народа, 1848, въ IV томѣ масса игръ—223, въ томъ числѣ собственно дѣіскихъ 27.

  3. Чубинскій, Труды этногр.-стат. экспед. въ зап.-рус. край, т. III (1872 г.) 58 игръ и въ ІУ (1877) 28, всего 86.
  4. Сементовскгй въ Маякѣ 1843 г. XI, дѣлаетъ обзоръ слѣдующихъ дѣтскихъ игръ въ полтавской и черниговской гу- бёрніяхъ: король, перепелка, галка, щитка, укравъ риски, дро- бушка, воронъ (подробное описаніе); упоминаются игры въ хре- щикъ, гуси, довголаза, горидубъ и шесть игръ въ мячъ (въ гилку, стѣнку, каши, свинку, горобця и городка).


  5. Срезневскій въ Маякѣ 1843, XI, подробно описалъ игру въ короля; упоминаются кривой танецъ, кострубоньки и нѣкот. др.

  6. Метлинскій въ Маякѣ 1843, XI, упоминаетъ объ игрѣ въ крашанки или на-вбитки.

  7. Максимовичъ, Дни и мѣсяцы украинскаго селянина (на- печ. въ Русской Бесѣдѣ 1856 г., потомъ во 2 т. Собр. соч.
  1. г.). Здѣсь приведены слѣдующія дѣтскія и дѣвическія игры, съ превосходными историческими и бытовыми коммента- ріями: 1) дзвоныця (съ приказкой о татарахъ), 2) танци, или корогоды, круговые и . ключевые, 3) перепелка, 4) заюшка,


  1. выступець (съ историческимъ именемъ Вишневецкаго), 6) просо сѣять, 7) шумъ (эта игра связана съ Днѣпромъ), 8) дѣт- ская приказка при купаньѣ въ рѣкѣ, 9) завиваніе вѣнковъ (троицкое), 10) сухой дубъ, 11) дробушки (игра эта связана съ русалками) и 12) кострѵбонько, (стр. 471, 474—479, 496, 505—509, 514, 521). Игры, запис. Максимовичемъ, относятся къ Кіевской губерніи, къ Наднѣпровью.
  1. Шейковскій, бытъ Подолянъ 1860 (вып. I). Здѣсь при­ведено нѣсколько весеннихъ игръ и пѣсенъ, съ приложеніемъ мало идущихъ къ дѣлу замѣчаній о міросозерцаніи древняго человѣка.


Свидницкій. въ статьѣ „Великдень у подолянъ, нап. въ окт. и нояб. книжкахъ яОсновы“ 1861 г., подробно описы- ваетъ слѣдующія гіарѵбоцкія игры: 1) шила быты, 2) кашу ва- рыты, или въ коня граты, 3) харлай, 4) довга лоза (парѵбоц- кій и дѣвичій варіанты игры), 5) чортъ, 6) дзвоныця (то же, что „вежа“ Лозинскаго). 7) игры въ мячъ. 8) въ просо, 9) въ дзвена, 10) въ баштана, 11) въ нимця, 12) жмурки, или пи- жмурки (подробное описаніе), 13) кривой танецъ. 14) горо- шокъ, 15) заинька, 16) шумъ, 17) жельманъ (весьма подробное описаніе), 18) кострубонько, 19) колодій. Въ этнографическомъ отношеніи статья Свидницкаго (особенно сдѣланное имъ они-

саніе дѣтскихъ и парубоцкихъ игръ) представляется весьма цѣнной.


  1. Лозинскій въ „Зорѣ Галицкой" 1860 г. (львовское изданіе) описалъ слѣдующія весеннія (великодныя) игры га- лнцко-русскихъ крестьянскихъ молодыхъ людей и дѣтей: 1) мала купа, 2) вежа (становятся другъ на друга), 3) проба пи- санокъ, 4) млынокъ, 5) качало, 6) проба ланцюха, 7) гусакъ,
  1. кручокъ, 9) воробчикъ, 10) мышка, 11) колесо, 12) дѣдъ, 13) чадо, 14) впустъ до раю, 15) галя. Еромѣ того, приложено

следующая страница >>