vchilka.in.ua 1 2 ... 6 7

Увлекательной стороной западно-европейской, въ частности германской жизни представляется блестящее развитіе наукъ исто- рическихъ и филологическихъ. Изученіе языка, литературы, исторіи, бытовой и политической, сдѣлало столь обширные успѣхи, что нѣтъ такой области германистики, гдѣ нельзя-бы насчитать десятка спе- ціальныхъ монографій. Серьезное научное изученіе личныхъ и мѣст- ныхъ собетвенныхъ именъ начато было въ Германіи въ концѣ 50-хъ годовъ. Классическое сочиненіе въ этомъ паправлепіи, АМеиівсІіей ЯашепЪисЬ Фбрстемана, вышло въ 1859 г. Затѣмъ по­лился цѣлый дождь спеціальныхъ изслѣдованій по части Огівпагаеп, Рашіііеппатеп, Регкопеппатеп, Иизпатеп, въ Германіи вообще, въ той или другой ея области въ частности.

Бъ шестидесятыхъ годахъ Миклошичъ въ «ІГамятникахъ вѣн- ской академіи наукъ» помѣстилъ два довольно обширныхъ изслѣдо- ванія объ образованіи славянских^ мѣстныхъ собетвенныхъ именъ. Онъ собралъ огромное количество мѣстішхъ славянскихъ названій и распредѣлилъ ихъ по 789 темамъ, въ алфавитному, норядкѣ. Бъ предисловіи къ «Віе 8ІаѵІ8СІіе:іі Огівпатеи аиз АрреІІаііѵеп», Миклошичъ замѣчаетъ, что, согласно съ количестномъ источниковъ и пособій, онъ приводить болѣе западно-славянскихъ мѣстныхъ названій, чѣмъ болгарскихъ и русскихъ. Миклошичъ указалъ методъ научнаго из- слѣдованія собетвенныхъ именъ и намѣтидъ пути для дальнѣйпшхъ работъ въ этомъ натгравленіи. Масса матеріала осталась не затро­нутой. Съ теченіемъ времени возникла потребность подвергнуть научному изелѣдованію личныя и мѣстныя собственный имена каж- даго славянскаго народа и опредѣлить мѣстныя краевыя особенности въ созданіи, сохраненіи и развитіи мѣстныхъ преданій, въ связи съ исторіей края. Бъ разныхъ славянскихъ странахъ поянились спеціальныя изслѣдованія о мѣсгной географической терминологіи. Такъ о ченіскихъ собетвенныхъ именахъ писали Гулаковскій и Брандль, о польскихъ Еарловичъ, о сербо- лужицкихъ Бронишъ. Русская наука относительно изученія географической терминологіи сильно отстала отъ науки западно-европейской. Различая въ изу­чены собетвенныхъ именъ двѣ стороны, историко-археологическую и филологическую, нужно сказать, что историческая наша географія довольно Давно обратила на себя вниманіе людей науки, и въ эгой области писали въ старинное время Надеждинъ и Срезневскій, въ новое время Барсовъ и Андріевскій о лѣтописной топографіи и Замысловскій (въ диссертаціи о Герберштейнѣ) о географическихъ свѣдѣніяхъ о Россіи Герберштейна. Что-же касается до филологи- ческаго изученія русской вообще, въ частности южно-русской гео­графической терминологіи, то область эта совершенно темная, не­разработанная и можно сказать, что изученіе географической терминологіи съ филологической точки зрѣнія стоить теперь на очереди и представляется тѣмъ болѣе необходимымъ, что безъ фи­лологического изученія географической номенклатуры и связанныхъ съ нею народныхъ преданій историко-бытовое и археологическое ея объясненіе не можетъ быть достаточно вѣрнымъ.

Матеріалъ малорусской географической терминологіи находится въ разныхъ историческихъ и статистическихъ изслѣдованіяхъ и сборникахъ, преимущественно въ концѣ ихъ, въ указателяхъ или словаряхъ мѣстныхъ названій. Болѣе всего матеріала даютъ «Списки населенныхъ мѣстъ Росеіи» и «Городскія поселенія россійской имперіи». Затѣмъ слѣдуготъ I т. «Галицкихъ пѣсенъ» Головадкаго и VII т. «Трудовъ» Чубинскаго, гдѣ приведены наименованія мно- гихъ селъ Галиціи и юго-западнаго края, и «Книга Большаго Чертежа начала XVII ст.», гдѣ находится много названій рѣкъ. Послѣдній источникъ въ историко-географическомъ отношеніи пред­ставляется очень цѣннымъ. Бъ филологичеокомъ отношеніи также памятникъ этотъ представляется важнымъ; но при этомъ нужно замѣтить, что нѣкоторыя наименовапія южно-русекихъ селъ и рѣкъ передѣланы на московскій ладъ, напр., Алмазовъ, малор. Глемязовъ, въ древности, вѣроятно, Емесовъ. Педостатокъ всѣхъ этихъ пособій состоять въ ихъ односторонности; наименованы села, города и рѣки, недостаетъ названій лѣсовъ, овраговъ, урочищъ; относящаяся къ селамъ преданія пройдены молчаніемъ. Мы имѣемъ въ рукахъ одни голыя названія, не сопровождаемый комментаріями о причинѣ и времени ихъ возникновенія. Даже краткія, самыя крагкія замѣтки, со словъ крестьянъ, о причинѣ названія селъ служили-бы пособіемъ для изслѣдователя. Въ такомъ случаѣ въ значительной степени устранилось-бы то препятствіе въ толкованіи собетвенныхъ именъ, которое нѣмецкій ученый Андрезенъ обозначилъ терминомъ конку- ренціи объясненій. Напримѣръ, названіе села Злодіевки харьковской губерніи можетъ породить различныя объясненія: или первый его основатель имѣлъ прозвище «злодій», или оно первоначально было заселено людьми преступными, разбойниками, или оно было осно­вано выходцами изъ-за днѣпровскаго села Злодіевки (недалеко отъ Триполья). Чтобы не заблудиться въ объяснительныхъ конкурен- ціяхъ приходится наводить историческія справки, когда и кѣмъ село основано, справки этнографическія, каковъ нынѣ составь его населенія но языку и обычаямъ и наконецъ справки топографи- ческія, въ какой мѣстности находится село и какими жилыми мѣ- стами оно окружено. Послѣдняго рода справки также иногда даютъ хорошіе результаты. Такъ, большое село харьковскаго уѣзда Оль- шана получило названіе не отъ ольховаго лѣса, какъ можно думать, а вѣроятнѣе отъ Ольшанки близь м. Богуслава, нынѣшней кіевской губерніи, такъ какъ всѣ названія мѣстностей Ольшаной тѣ-же. что встрѣчаются въ Олынанкѣ Богуславской'). Село ІІерекопъ харь­ковской губерніи лежитъ на старинномъ Муравскомъ шляху. Этою дорогою татаре обыкновенно врывались въ Россію. Въ защиту отъ нихъ устроенъ былъ широкій и глубокій ровъ съ валомъ, или пере- копъ, отчего произошло и названіе вблизи лежащаго села ГІере- кономъ 1). Село Огульцы харьковской губерніи въ старинныхъ актахъ называется Угольцами, и это названіе прилично мѣстности, такъ какъ она расположена въ углу, образуемомъ здѣсь возвышенностью Курскою 2)

.Знаніе малорусскаго языка представляется необходимымъ при попыткѣ научнаго объясненія малорусской географической номен­клатуры и тѣ лица, которыя брали на себя этотъ трудъ, безъ зна- нія языка, дѣлали большіе промахи и ошибки. Такъ, покойный ирофессоръ Аристовъ въ названіи одной улицы г. Харькова Ко- царской усмотрѣлъ археологическій памятникъ кочевавшихъ нѣкогда на юго-востокѣ Россіи хазаръ '), и эта ошибка, при обширныхъ знаніяхъ и полной научной добросокѣстности Аристова, была ре- зультатомъ того, что нереѣхавшему въ южную Россію изъ Казани Аристову былъ неизвѣстенъ малорусскій кустарный коцарскій про­мысль. Коцарская улица названа такъ потому, что здѣсь жили коцарки, женщины, изготовлявшія для продажи ковры, «коци». Еще большій промахъ сдѣлалъ польскій ученый Ступницкій. Названіе галицко-русскаго ІІокутья онъ произвелъ отъ польскаго слова ро- киіо\ѵас, раскаеваться. сожалѣть, причемъ говорить, что римляне, поселившись въ предѣлахъ нынѣшней Румыніи и коломыйскаго округа въ Галиціи, рокиіоѵаіі \ѵ іуш кга^и». Указавъ на эту


ошибку, Миклошичъ основательно замѣтилъ, что названіе Покутья происходить отъ часто встрѣчатощагося малорусскаго слова кутъ, уголъ). Достаточно взглянуть на карту Галиціи, чтобы понять угловое значеніе ІІокутья. гористой области па границѣ Галиціи и Буковины, между Днѣстромъ на западѣ и Карпатами на востокѣ.

Малорусская географическая номенклатура развилась на почвѣ географической номенклатуры до - монгольскаго періода русской исторіи. Въ лѣтописяхъ находится много указаній на русское на- селеніе степей и южнаго поморья въ XI—XIV вв., не говоря уже о русскомъ населеніи гіо среднему Днѣпру и Дпѣстру. Главнымъ поприщемъ историческаго развитія русскаго народа въ до-монголь- ское время были княжества кіевское, волынское, галицкое и черни- гово-сѣверское. Въ этихъ областяхъ русское населеніе было густо и потому названін жилыхъ мѣсгностей были большею частью рус­скаго происхожденія. Всматриваясь въ названія мѣстностей юга Росеіи, оставшіяся отъ далекихъ вѣковъ, мы видимъ, что южная Россія, сколько ни была опа отчуждена отъ средней Россіи и Руси кіевской кочевниками, была знакома русскимъ, болѣе того, мы видимъ въ степной Руси слѣды древнихъ русекихъ поселеній, сохранившіеея въ славянскихъ названіяхъ рѣкъ На югъ за Каневомъ, который былъ еще въ XI вѣкѣ пограничнымъ городомъ Руси на Днѣпрѣ, по лѣвой сторонѣ его, «ратной», какъ выразился древній лѣтописецъ, въ него впадаютъ: Супой, Золото- ноша, Крогіивна, Сула съ притоками Выремъ, Ромпомъ, Лохвицей и Оржицей, Пселъ съ притоками Ольшанон, Грунями, Хороломъ и Голтвой, Ворскла съ Мерломъ и Коломакомъ, Орель съ Углемъ и Берестовою, Самара съ Овечьей водою, Конская вода. На востокъ отъ Соляной или Муравской дороги въ Азовское море впадаютъ Молочная и Еалецъ. На югъ отъ Бѣлгорода въ Донецъ впадаютъ Уды съ Лопанью, Мжа, Сальница, Осколъ съ Валуемъ, Красная, Боромля, Ольховата, Лугань, Каіитва 2). За исключеніемъ двухъ, трехъ названій (Сула, Самара, Осколъ, Уды) сомнительнаго сла­вянского происхожденія, всѣ остальные, здѣсь упомянутыя, встрѣ- чаюіціяся на первыхъ страницахъ древней лѣтописи, представляются названіями русскими и впослѣдсгвіи вошли въ малорусскую номен­клатуру, какъ названія свои, родныя.

Украинская географическая номенклатура обширна и разно­образна. Въ сознаніи народа собственными именами закрѣплены даже мелкія урочища, пригорки, ручейки, овраги. Въ крестьянскомъ бытѣ почти каждый пригорокъ, каждый ручей имѣегъ важное зна- ченіе межеваго знака или пограничной черты при распредѣленіи поля на души и потому всегда удостаивается особаго названія, въ крайнемъ случаѣ названія «Безыменный». Въ старинное время граница проводилась но рѣкамъ, по балкамъ, отъ кургана къ кур­гану. Въ описаніи границъ одной части Запорожья въ 1764 г., соетавленномъ воіісковымъ старшиною Андреемъ ІІорохнею съ из­бранными стариками по изустиымъ показаніямъ и урочищамъ, мы встрѣчаемъ живую картину степнаго быта и, какъ характерную его черту, важное значеніе географической номенклатуры и связаніыхъ съ нею историческихъ преданій: «отъ устья рѣчки Орели», сказано въ этомъ актѣ, «Лысой горки но комисареву ІІІуялковского могилу, которая потому называется ІІІуялковского, что на оной комисара ПІуялковского запорожскими козаками. въ то время, когда ляховъ запорожцы зъ Самары гнали, убито (1635 г.); отъ Рясскихъ моги- локъ по Громовую могилу, а нынѣ называемую Майданецъ, которая по той причинѣ Громовою называется, что козака на оной громъ убилъ съ конемъ. Отъ той-же могилы до могилокъ «Три Браты» прозываемыхъ, которыя потому называются «Три Браты», что при оныхъ давними временами три брата отъ нападенія татарскаго отби­вались, зъ коихъ одного убито, а двухъ живцемъ взято.... отъ Хрящева­той могилы до Дунаевского Байрака (лощина съ мелкимъ лѣсомъ) въ ѵрочищѣ Березѣ, въ когоромъ урочищѣ въ байраку сидѣлъ зимов- никомъ козакъ Левушковского куреня Сидоръ Дунай, давними вре­менами, и тамо его набѣгши орда погубила, а потому называется Дупаевъ Байракъ... Между Быкомъ и Добровками могила розроб- лена (т. е. раскопана). Отъ тѣхъ-же урочищъ на вершинѣ Гришиной балки могила розроблена и тамо козакъ куреня донского Гриша давними временами татарами пострѣлянъ, потому и балка называется Гришиной'» и т. д. ). Въ историісо-литературномъ отношеніи любо­пытно древнее преданіе о трехъ братьяхъ, изъ которыхъ одинъ былъ убигъ татарами, а двое взяты въ плѣнъ. Можетъ быть, мы лмѣемъ здѣсь дѣло съ передѣлкой древней думы о бѣгствѣ трехъ братьевъ изъ турецкой неволи и смерти одного изъ нихъ на высокой Савуръ могилѣ. Правда, въ думѣ два старшіе брата уходятъ на коняхъ и бросаютъ на дорогѣ меаьшаго брата, пѣшаго; они благополучно достигаютъ роднаго края, а меньшой братъ иогибъ па дорогѣ отъ голода и жажды 12). Но дума о бѣгствѣ трехъ братьевъ изъ Азова сложена задолго до 1764 г. и въ Заиорожьѣ могли быть особые ой варіанш и связанный съ нею историческія преданія, съ измѣ- неніемъ главныхъ могивовъ и съ мѣстными пріуроченіями.

ІІодобнаго рода означеніе границъ по урочищамъ, курганамъ, балкамъ и въ настоящее время всгрѣчается новсемѣстно въ Мало­россии; напримѣръ, въ сѣверо-западныхъ уѣздахъ харьковской гу- берніи мы встрѣчаемъ крайне дробния топографическія обозначенія. Такъ въ одной мѣстности ахтырскаго уѣзда, при черезполосности владѣнія землевладѣльцевъ и крестьянъ, на небольшою, полѣ сос­редоточены земельная владѣнія многихъ лицъ, отъ 1 до 5 десят. величины, въ перемежку съ полосками крестьянской земли—надѣль- ной и частной крѣпостной. Крестьяне онредѣляютъ, и землемѣръ наносить на планъ земли по урочищамъ Воликовыхъ могилокъ, ко­торый однако такъ распаханы и смыты дождями, что еле-еле за- мѣтны надъ землей, по едва замѣтной Росоховатой лощинѣ, по ярочку Тернашъ, въ которомъ нѣкогда дѣйствительно росло нѣ- сколько терновыхъ кустовъ, а теперь они до одного выкопаны и т. д. Такого рода урочища, какъ Воликовы могилки, должны скоро совсѣмъ исчезнуть подъ плугомъ, и одновременно съ ними исчез­нете связанное съ ними преданіе о шведахъ, будто бы похоронен- ныхъ въ эгихъ курганахъ.

Степень устойчивости мѣстныхъ собстветшхъ именъ весьма различна, по роду и свойству мѣстности. Долговѣчность имени за- виситъ отъ величины предмета. Названія большихъ рѣкъ и городовъ сохраняются нерушимо въ теченіи столѣтій и даже тысячелѣтій. Днипро старый, Днѣпръ Славутичъ сохранилъ свое имя въ теченіи двадцати вѣковъ. Названія мелкихъ селеній, ручьевъ, улицъ измѣ- няются иногда довольно быстро, напримѣръ, дважды въ столѣтіе. Такъ, мѣстечко Мизяковъ подольской губерніи въ прошломъ сто- лѣтіи называлось Колумновъ, мѣстечко Подолье подольской губерніи въ прошломъ столѣтіи называлось Буцнёвцами, а въ ХУІ столѣтіи Мартыновцами, мѣстечк^ Шаргородъ подольской губерніи въ XVI столѣтіи называлось Корчмаровымъ, въ XV столѣтіи Карачовымъ, а въ XIV, м. б., Княжей Лукой1), г- Никополь екатеринославской губерніи въ старину назывался ІІикитинымъ ІІеревозомъ, Никити- ннмъ Рогомъ. Въ одномъ селѣ ахтырскаго уѣзда лѣтъ десять назадъ была улица Голая; теперь она называется Красный Кутъ, потому что застроилась и заросла садами. .

Множество малорусскихъ селъ по пазванію сходно съ селами въ другихъ славянскихъ земляхъ. По замѣчанію Я. Ѳ. Головацкаго, сопоставленіе слявянскихъ географических3 названій весьма поучи­тельно. Несмотря на долговѣчное разъединеніе славянъ и отчужде- ніе ихъ другъ отъ друга, отличительная черта славянскаго единства проявляется въ тождественности наименованій странъ, горъ, рѣкъ, городовъ, селеній и пр. въ различныхъ земляхъ славянщины. Вни­мательный читатель славянскихъ картъ и географическихъ сочине- ній пораженъ будетъ часто встрѣчающимися точь въ точь тѣми- же названіями мѣстностеч, горъ и рѣкъ въ разныхъ, на больпіомъ разстояніи находящихся, земляхъ. Дѣлые десягки названій городовъ, селъ, рѣкъ и горъ, лежащихъ на сѣверѣ Карпатъ и въ Галичинѣ, повторяются въ Чехіи и даже за Дунаемъ, въ Сербіи, Хорватіи, Далмаціи и Черногоріи» ’). Чтобы наглядно убѣдиться въ большомъ сходствѣ мѣстныхъ названій славянскихъ народовъ, достаточно за­глянуть во второй томъ «Біе яІаѵівсЬеп Огівиатеп аиз Арреііаііѵеп» Миклошича. Здѣсь на 789 темь приведено множество сходныхъ мѣстныхъ названій русскихъ, польскихъ, чешскихъ, хорватскихъ, сербскихъ, болгарскихъ.


Окончанія мѣсгныхъ названій разнообразны и въ большинствѣ тождественны съ окончаніями личпыхъ и фамильныхъ прозваній. Здѣсь перечислимъ слѣдующія:

а, я: Вила, Яворя.

е ье: Волосате, Рябе, Кунье, Загорье. ный, ная, нее: Ольшаный, Закотная, Хатнее. на, ня, но: Вильшна, Локня, Малижино. ыя: Коломыя, ГІоломыя.

6а: Ворожба, Журба.

в а (ьва): Котельва, Варва, Жолква, Иква (рѣка). га (ьга): Тетлега, Кабурьга.


ха (аха, иха, уха): Ницаха, Сениха, Гречиха, Медуха.

акъ, якъ\ Коломакъ, Дубнякъ, Березнякъ.

икъ, екъ: Доляшкъ, Бобрикъ, Смерекъ.

от\ Кочетокъ, Ясенокъ, Берестокъ.

нько: Поруденъко, Кривенко.

съко: Славсько, Босько, Перегяньско.ка: Бабка, Буковинка, Писаревка.

ни: Борки, Балки, Ростоки.

ма: Гольма, Больма.

мі: Смѣла, Тузла.

ля: Боромля, Хотомля, Радомля.

оль, овль: Хороль, Теребовль.

ань: Лопань, Рогань, Лугань.

инъ: Люботинъ, Песочинъ, Лебединъ.


ны: Тростяны, Биляны, Долины.

оово, ево: Салтовъ' Зміевъ, Бочково, Добрышево.

ище: Городище, Сгавище, Кутище.

еаь: Лигіовець, Крывець, Смерековець.

ъце: Сельце, Колоденьце.

ица: Волица, Коровица, Быстрица.

ай: Каврай, Несвѣтай, Бакай.

ачъ: Россохачъ, Лошачъ, Бульбачъ.

ачъ: Коротичъ, Модричъ.

ча: Команча, Теребча.

ра: Хухра, Мотора, Тятра.

арг, арь: Погаръ, Мгарь.


ма, ща: Гомольша, Конюша, Лѵтища.

та: Голта, Гопта. '

ата: Мохната, Лисковата.

ы: Сумы, Торы, Куты, Уды, Виры, и послѣ шипящихъ на и: Мохначи, Деркачи.

Нѣкоторые суфиксы рѣдко ветрѣчаются въ мѣстнихъ назва- ніяхъ, нанримѣръ ай. Окончанія на ко (ьско, нько) встрѣчаются почти исключительно въ Галиціи. Въ Малоросеіи вмѣсто него обы­чны окончанія ка или ки. Найболѣе распространены въ Малороссіи мѣстныя названія съ окончаніями на ы или и, что объясняется осо­бенной наклонностью мѣстныхъ иазванш къ множественному числу и проистекающимъ отсюда подавляющимъ преобладаніемъ формъ множественна!'» чис'іа надъ формами единственна го числа. Соглас­ная в, находясь передъ окончаніемъ ,ія, иногда изменяется въ м; по крайней мѣрѣ, переходъ в въ м замѣтенъ въ харьковской гу­бернии, ттапримѣръ, въ названіяхъ: Боромля, Радомля. Большое и торговое село харьковской губерніи Боромля въ документах* про­шлаго столѣтія называется еще Боровлей отъ бора, который здѣсь нѣкогда росъ. Нельзя сказать, чтобы это фонетическое измѣненіе было явленіемъ новымъ. 'Гакъ, протекающая въ харьковской губер- ніи небольшая рѣка Хотомля, давшая названіе с. Хотомлѣ, встрѣ- чается съ этимъ названіемъ еще въ Книгѣ Болынаго Чертежа на­чала XVII ст. «...Хотомль впала въ Донецъ, а отъ рѣчки Хо- томли» %. Бъ лѣтописяхъ и въ Книгѣ Большаго Чертеж,а упо­минается г. Радомыслъ, нынѣ м. Радомля могилевской губерніи, м.


б. сюда относится названіе польскаго г. Радомъ. Если допустить во всѣхъ этихъ случаяхъ переходъ в въ м, а въ нольскомъ Радомъ отвердѣніе слова, съ цронускомъ л, то переходъ этотъ имѣлъ мѣсто еще въ глубокой древности.

Мѣстныя собственныя имена подвергаются фонетическимъ из- мѣненіямъ, согласно съ особенностями мѣстнаго нарѣчія или говора. Такъ, въ Бессарабіи есть Садкоуцы, Раманкоуцы, въ ліоблипгкой губерніи Добромиржи, Гродельки, въ Галиціи ІІрелуки, Барвѣнокъ. Измѣненія вообще незначительны: употребленіе подъ польскимъ влі- яніемъ неполногласной формы, замѣна в поередствомъ у, и посред- ствомъ е и т. п. Иногда впрочемъ измѣненіе одной гласной бу­квы, дже случайное, затемняегъ смыслъ слова. Такъ, въ харьков­ской губерніи находится село Закотпая, на правой стороиѣ р. Ай­дара. Значепіе словъ: угловая, закутная, забыто и названіе села немного измѣнилось послѣ того, какъ измѣнилось его положеніе. Первоначально оно основалось между р. Айдаромъ и озеромъ за- котпымъ (закутнымъ).


Съ теченіемъ времени мѣстныя собственныя имена измѣня- ются относительно окончанія. Такъ, р. Логшна въ Іінигѣ Большаго Чертежа нынѣ называется Лопань, рѣка и село полтавской гѵбер- ніи Буромка въ древности носили назианіе Буромль, с. Лукомье полтавской губерніи въ древней лѣтописи называется Лукомля.

Вообще окончанія мѣстныхъ собетвенныхъ именъ находятся во взаимномъ тяготѣніи и встрѣчаются часто въ приложеніи къ од­ному и тому-же имени въ разныхъ мѣстностяхъ, напримѣръ: Дол- жикъ въ харьковской губерпіи, Должокъ въ Бессарабіи и Должки



следующая страница >>